О выступлениях команды: "Когда вышли в Премьер-лигу, ставили задачу бороться за выживание и остаться в турнире. Но с нынешними результатами возникает вопрос по поводу еврокубков. Мы не ставили такую задачу перед собой, но если нам удастся, то мы обязательно пойдем туда. Почему так все складывается? У нас очень хорошая атмосфера в клубе, нет дистанции между футболистами и тренером, так же нет дистанции между тренером и президентом. Мы одна большая семья".

О переезде в Киев: "Киев нас принял очень гостеприимно. В столице нашей страны проживают отзывчивые и хорошие люди. Здесь мы встретили наших болельщиков, которые искренне переживают за наш клуб. Они сочувствуют тому, что сейчас мы вынуждены покинуть Донецк, и радуются, что мы достаточно успешно выступаем. Мы рассматривали несколько городов для наших выступлений и тренировок, это были Харьков, Запорожье, Днепропетровск, но остановились именно на Киеве и довольны этим. Перевезли всех футболистов Олимипика, их семьи, и сняли всем здесь квартиры. Киев нас неспроста заинтересовал. Здесь базируется только одна команда Премьер-лиги – Динамо, а вот в Донецке мы будем третьим коллективом. В столице очень много гостей, которые интересуются футболом, да и сами местные жители любят эту игру".

О бюджете Олимпика: "Мы все арендуем сейчас: поле, базу, жилье и т.д. В связи с переездом наши затраты существенно выросли.  -Бюджет, конечно, значительно вырос. Мне трудно сказать насколько, ведь постоянно появляются какие-то новые дополнительные расходы. Я могу сказать, что он значительно выше, чем был в Первой лиге. Сколько составлял бюджет в Первой Лиге? Это где-то в районе 2-2,5 миллионов долларов в год".

О мечте: "Мечта сыграть на Донбасс Арене осталась. Я верю, что она сбудется, и уже в ближайшее время. Уверен, что конфликт, который сейчас разгорелся в Украине, утихнет очень быстро. Мы все хотим вернуться к привычной жизни".

Об Академии клуба: "Академию мы были вынуждены распустить. Всем игрокам дали статус свободного агента, чтобы они могли найти другие клубы. Но многие семьи остались еще в Донецке. Сегодня начинать там какие-то занятия или тренировки будет опасно. Подвергать детей опасности было бы неправильно".

О взаимоотношении с игроками на поле: "На поле футболисты мне могут так же напихать, как и я им. Я говорил сразу же ребятам, в игре мы все равны. Да, партнеры по команде могут накричать на президента. Ведь на поле мы все равны. Бывают моменты, когда я не отбираю мяч, или когда не доиграю эпизод до конца" — поведал Гельзин.